March 11th, 2016

А вы такие задачки решить смогли бы?

Оригинал взят у victor_korb в А вы такие задачки решить смогли бы?
Я как-то уже рассказывал об одном из самых любимых моих школьных учителей - физике ВасильВасиличе Пархомчуке. Особенно мне нравилось то, что он задавал нам задачи "из жизни". Причем, учил не только корректно ставить задачу, строить физическую модель и математический аппарат для ее решения, но и требовал доведения до точных ответов, которые бы соответствовали реальным ситуациям. Одному из моих одноклассников, красавцу и спортсмену Олегу Власенко последнее как раз очень не нравилось, и он не раз оспаривал снижение оценки за то, что его решение ограничивалось правильными формулами. А я был в восторге именно от специфического физического восприятия мира, которое нам прививал ВасьВась.

А вы бы смогли решить такие, например, задачки?

1. Какова максимальная площадь листа фанеры, который взрослый человек может удержать голыми руками при ураганном ветре?

2. На какой высоте должны находиться тучи, чтобы дождинки не долетали до земли?

3. Сколько капель, в среднем, выпадает из закрытого водопроводного крана?

4. Какое среднее расстояние между гребнями "волн", образующихся на проезжей части городской магистрали?


Держи свою совесть в чистом укромном месте

Оригинал взят у club_ingria в Держи свою совесть в чистом укромном месте
События в России превращают некоторые темы в актуальные до злободневности. На днях в Ставрополе начали судить блоггера, написавшего "Бога нет". Полемику в чате приравняли к публичному призыву и оскорблениям чувств. Похоже, что вслед за цензурой в социальные сети приходит полиция нравов.
Конечно, свобода совести является одним из основных принципов демократии. Важно лишь очертить точные рамки этой свободы.
Прежде всего, каждый имеет право веровать в любого бога, либо придерживаться атеистических воззрений. Человек не обязан об этом ни перед кем отчитываться. Но даже если он публично заявляет о своих взглядах, категорически недопустимо ущемление его прав на этом основании. Единственным допустимым исключением могло бы стать увольнение со службы на церковной должности в случае демонстративного несогласия работника с каноническими правилами соответствующей конфессии. Но здесь речь пойдёт уже не о свободе совести, а о грубом нарушении внутреннего распорядка.
Традиционными в Ингерманландии являются православная и лютеранская церкви. За ними должна быть сохранена полная свобода их внутрицерковной жизни. Но эта жизнь должна протекать почти исключительно в стенах храмов. В дни значимых праздников (Рождество, Пасха и др.) допустимы мероприятия на прилегающей к храмам или специально арендованной территории. Но Крестный ход по Невскому проспекту следует запретить. Как и другие столь же демонстративные акции.
Кроме того, в значительно меньшем количестве у нас есть католики, мусульмане, иудеи, буддисты, кришнаиты, родноверы и сектанты самых разных мастей. За ними в равной степени должны быть сохранены права на свободу вероисповедания и связанные с ней ритуалы.
Все действующие храмы, молельные дома и т.п. остаются на своих местах. Но строительство новых следует подчинить более жёстким правилам. В частности, под запрет должен попасть колокольный звон и иные нарушения тишины в спальных районах.
Не следует ущемлять в правах и атеистов. У них должна быть полная свобода собираться по интересам в домах культуры, планетариях и т.п.
Жесточайшим образом следует пресекать религиозную пропаганду за пределами храмов. Выступления священников в СМИ допустимы только в специальных изданиях или каналах, либо в тематических передачах, время которых в программах фиксируется заранее. Знакомство с мировыми религиями в школьных учебных дисциплинах ни в коем случае не должно заменяться проповедями. Вмешательство священников и религиозных фанатов в деятельность учреждений культуры (выставок, театров и пр.) должно стать уголовно наказуемым.
Священники и верующие не должны ущемляться в правах в общественной и политической жизни. Вместе с тем, в этой сфере они должны подчиняться общим правилам наравне с остальными гражданами. В частности, это касается коммерческой деятельности религиозных организаций.